ИТОГОВЫЕ ТЕЗИСЫ

II ЭКСПЕРТНАЯ СЕССИЯ
Псевдоинструменты ухода от долгов:
реорганизация, ликвидация, банкротство

и иные способы не платить по счетам
26 апреля 2018 г.
Crowne Plaza Minsk Hotel

Экспертная поддержка сессии

Итоговые тезисы
Андрей Толочко
адвокат адвокатского бюро REVERA

Планируя действия в отношении ликвидируемого должника, нужно в первую очередь смоделировать цели его ухода в ликвидацию.

В сущности есть 2 (две) разновидности целей:
- контролируемый уход должника в банкротство;
- обеспечение иммунитета от суда и органов принудительного исполнения.

Исходя из того, какова основная задача должника, кредиторам и приходится варьировать применение различных инструментов, основным из которых является обращение в суд с заявлением о банкротстве ликвидируемого должника.

В целом же, с учётом существующей совокупности положений законодательства об исполнительном производстве, ликвидации и банкротстве - нахождение должника в процедуре ликвидации является крайне неблагоприятной для кредитора фазой. И в случае системных недобросовестных действий ликвидируемого должника возможности противодействия крайне невелики
Алексей Корочкин
старший партнер Юридической группы «Бюро24», к.ю.н., доцент

1.
Временное ограничение права должностного лица юридического лица, являющегося должником, на выезд из Республики Беларусь (ст. 334 ХПК, 469 ГПК) на практике применяется далеко не всеми судами. Вместе с тем практика знает положительные примеры ограничения в праве на выезд не только директора должника - юридического лица, но и бухгалтера, и учредителя. Для повышения шансов на удовлетворение ходатайства об ограничении в праве на выезд взыскателю стоит убедиться в том, что судебным исполнителем принят исчерпывающий перечень мер по исполнительному производству, который не привел к погашению задолженности, а также принимать активное участие в судебном заседании по ограничению права на выезд.

2. Установление ликвидационной стоимости арестованного имущества (ст. 88 Закона об исполнительном производстве) позволило судебным исполнителям реализовывать арестованное имущество ниже рыночной цены на 5-30%, что, в свою очередь активизировало реализацию имущества должников.

3. Возвращение взыскателю исполнительного документа после возбуждения исполнительного производства в случае принятия в отношении должника решения о ликвидации (прекращении деятельности) стало возможным только после завершения процедуры реализации арестованного имущества должника (ст. 53 Закона об исполнительном производстве). При этом необходимо обратить внимание, что судебная практика идет по пути того, что сам факт наложения ареста на имущества должника не свидетельствует о начале процедуры реализации арестованного имущества и не препятствует возвращению исполнительного документа. Представляется, что под началом процедуры реализации арестованного имущества должника следует понимать передачу имущества реализующей организации либо размещение публикации о торгах по продаже арестованного имущества.

4. При невозможности установить место нахождения транспортного средства должника судебный исполнитель выносит постановление о задержании, принудительной отбуксировке (эвакуации) и помещении на охраняемую стоянку арестованного транспортного средства должника (ст. 67 Закона об исполнительном производстве). Указанное положение Закона позволило закрепить правовую форму обязательного требования судебного исполнителя, направленного на розыск транспортных средств скрываемых должником. Не смотря на положительную практику взаимодействия судебных исполнителей с сотрудниками ГАИ по установлению местонахождения должников и их имущества, практика взаимодействия взыскателей и сотрудников ГАИ по вопросу исполнения постановления о задержании и эвакуации транспорта должника оставляет желать лучшего. Взыскателям, в случае установления местонахождения розыскиваемого транспортного средства должника, необходимо в официальном порядке оперативно доводить соответствующую информацию как до сотрудников ГАИ, так и до судебных исполнителей.

5. Если должник имеет имущество, принадлежащее ему на праве общей собственности, взыскание обращается на долю должника в таком имуществе, определяемую в соответствии с законодательством (статья 75 Закона об исполнительном производстве). На основании судебного постановления о выделении доли должника в общем имуществе доля должника реализуется судебным исполнителем с торгов (электронных торгов). Вместе с тем указанный порядок обращения взыскания на долю должника в общей собственности в ряде случаев представляется практически нереализуемым на практике.

Так, например, реализация доли в транспортном средстве, принадлежащем должнику на праве общей собственности, выглядит весьма проблематичным по причинам «невысокого» спроса на такую долю. Принятие такой доли взыскателями в счет погашения задолженности также выглядит практически нецелесообразным. В данной ситуации ранее существовавшая практика по реализации судебным исполнителем всего имущества, находящегося в общей собственности, с последующим перечислением не являющемуся должником владельцу денежных средств в размере соответствующем его доли представляется более рациональной.

Сергей Курадовец,
начальник юридического отдела СЗАО "Серволюкс",
ранее - судья Экономического суда г. Минска

Принятие Декрета № 7 в значительной мере усложнило, а при грамотно выстроенной тактике поведения должника сделало практически невозможным взыскание проблемных долгов посредством привлечения аффилированных лиц должников к субсидиарной ответственности.

На сегодняшний день чуть ли не единственным способом возврата долгов в процедурах банкротства осталась активизация работы антикризисных управляющих по принятию мер, направленных на поиск и возврат имущества должников, в связи с чем обретают особую актуальность вопросы признания недействительными сделок должника по выводу его активов. Оставаясь сторонником преимущественного применения именно данного способа защиты прав кредиторов в сравнении с институтом субсидиарной ответственности, все же отмечу, что действующее законодательство по данному вопросу далеко от совершенства.

С одной стороны, не обеспечена в должной мере защита прав должника и третьих лиц, имевших когда-то с ним хозяйственные взаимоотношения, поскольку законодательство об экономической несостоятельности (банкротстве) не разграничивает сделки, совершенные должником в процессе его обычной хозяйственной деятельности незадолго до банкротства, от сделок по выводу активов, совершаемые к тому же, как правило, за пределами сроков, в течении которых законодательство допускает возможность их оспаривания, в связи с чем по формальным признакам чаще всего как раз-таки оспариваются сделки, не имевшие такой направленности.

С другой стороны, нет никаких гарантий того, что управляющий предпримет в интересах кредиторов все предусмотренные законодательством меры по оспариванию сделок по выводу активов должника, а кредиторы не имеют действенных механизмов разрешения противоречий с антикризисными управляющими по данному вопросу и при этом сами лишены права подачи таких исков.

Таким образом, в настоящее время и кредиторы, и должники, и даже третьи лица находятся, что называется «в зависимости» от позиции управляющего, что создает очень нехорошие предпосылки и почву для возможных злоупотреблений в данной сфере. Плюс ко всему, принимая Декрет № 7, законодатель также забыл о возможности сокрытия должниками своих активов путем «утраты» документов. Если ранее в таких случаях действенным средством, «напоминающим» руководителю либо собственникам должника место нахождения документов по его финансово-хозяйственной деятельности, являлся институт субсидиарной ответственности, то в настоящее время его применение в подобных случаях представляется весьма проблематичным, что действует исключительно на руку недобросовестных субъектов хозяйствования.
Дмитрий Северин,
старший партнер юридической группы "Бюро24",
к.ю.н., ранее - судья экономического суда Минской области
Хотелось бы обратить внимание на формирующуюся судебную практику о признании недействительными сделок должника по специальным основаниям (статья 109 Закона о банкротстве), когда оспаривается передача имущества судебным исполнителем или исполнение мирового соглашения, утвержденного судом. Например, в практике судов арбитражной юрисдикции Российской Федерации такие сделки признаются недействительными по специальным основаниям. Практика экономических судов Республики Беларусь в данном направлении проходит становление, а, соответственно, сторонам в сделке необходимо очень осторожно подходить к использованию указанных инструментов в целях погашения долга, когда совершаемые сделки влекут предпочтительное удовлетворение имущественных требований одних кредиторов перед другими кредиторами.
Александр Данильченко,
управляющий партнер Юридического агентства "КлеверКонсалт"
Типичные ошибки кредитора:
1. Перед обращением в экономический суд, проверяйте юридический статус контрагента (ликвидация/банкротство). Если должник в ликвидации обязательно соблюдение досудебного порядка – подача требования кредитора.

2. Требование кредитора заявляется с приложением копий документов, а не оригиналов.

3. Если Вам известно о начале процедуры ликвидации, не ждите уведомления ликвидатора, предъявляйте требование кредитора.

4. Наличие возбужденного исполнительного производства не является автоматической обязанностью ликвидатора включить Вас в реестр требований кредиторов.

5. Если ликвидатор включил Вас в реестр требований кредиторов – это не значит, что Вы автоматически будете включены в реестр требований кредиторов, в случае возбуждения процедуры банкротства. Необходимо снова предъявлять требование кредитора + оригиналы документов.

6. Иск о включении в реестр требований кредиторов подтвержденный судебным постановлением (полученный до ликвидации) – является неимущественным, госпошлина - 20/10 б.в.

7. Не игнорируйте отсутствие письменного ответа о включении в реестр требований и не довольствуйтесь устным ответом о включении.

8. Требования кредиторов удовлетворяются пропорционально размеру, а не дате включения в реестр требований (в пределах одной очереди).

9. Заключение сделок с компанией, находящейся в ликвидации запрещено, в том числе зачеты, уступки, переводы долга.

10. Подача заявления должника об экономической несостоятельности (банкротстве) напрямую не зависит от факта проведения налоговой проверки.

Реальные рычаги:

1. Запрет на совершение должником определённых действий (ликвидация /реорганизация) – обеспечение иска/ обеспечение исполнительного документа.

2. Уведомление исполкома о наличии кредиторской задолженности (блокирует исключение в течении 2 месяцев из ЕГР).

3. Судебный запрет на исключение из ЕГР.

4. Заявление об экономической несостоятельности (банкротстве) – дает возможность получить информацию о составе дебиторской/кредиторской задолженности, составе иных активов и контролю процедуры банкротства в дальнейшем (будет назначен управляющий предложенный кредитором);

5. Исковое заявление о ликвидации юридического лица-должника в случае нарушения установленных законодательством порядка и сроков его ликвидации (контроль суда, при подаче не облагается пошлиной, предоставление отчетов суду, не исключая в дальнейшем банкротства).

Максим Слепич,
старший юрист ООО "Арцингер и партнеры"

1. Если в процессе ликвидации должник неоднократно осуществляет «вход» и «выход» из процедуры ликвидации, имеет смысл изучить деятельность ликвидируемой организации на предмет осуществления предпринимательской деятельности. Несмотря на ограничения, установленные в пункте 10 Положения о ликвидации, отдельные субъекты в процессе ликвидации продолжают давать рекламу, связанную с продажей товаров (оказанием услуг), а также заключают договоры, которые явно противоречат запрету на совершение сделок, не связанных с ликвидацией. В ряде случаев, такие сделки заключаются именно в период одной из многочисленных ликвидаций. Как следствие, налоговый орган может привлечь таких субъектов к административной ответственности по части второй ст. 12.7 КоАП, с конфискацией до 100% дохода, полученного в результате осуществления предпринимательской деятельности.

2. В том случае, если ликвидатор не уведомил персонально каждого из кредиторов о начале процедуры ликвидации, суд, в большинстве случаев, признает такое бездействие в качестве нарушения порядка ликвидации.

3. Даже в случае неподачи кредитором требования к ликвидируемому юридическому лицу в установленный срок, существует возможность взыскания задолженности и после исключения должника из ЕГР в порядке привлечения участников и (или) ликвидатора к субсидиарной ответственности.